Наша группа на одноклассниках
Наша группа в ВКонтакте
Наша канал на YouTube

Служба как творчество

Служба как творчество

Сообщение pogranec » 28 май 2016, 14:35

С балкона девятого этажа дома в брестском микрорайоне Речица, где живет семья Гудзик, видна граница. Колокола храмов Тересполя будят семью по воскресеньям. «Мы своим иногородним гостям с балкона Польшу показываем», — смеется глава семейства старший прапорщик Геннадий Маратович. Супруга Елена Николаевна признается, что первое время, как в квартиру вселились, не могла привыкнуть каждый день видеть зеленые фуражки: «Раньше мы жили в доме, где из жильцов один мой муж был в форме. Здесь — сплошь и рядом. Прямо как на заставе. Дом построен для семей пограничников». Два года назад одним пограничником здесь стало больше: служить отправилась старшая дочь Геннадия Гудзика Настя. Отучилась в Институте журналистики и... пошла по стопам отца. Сегодня прапорщик Анастасия Гудзик — контролер в автодорожном пункте пропуска «Брест».

Изображение

— Я и не сомневался, что Настя будет на границе, — сейчас признается глава семейства.

А супруга говорит, что от учебы в БГУ, да еще на платном отделении, дочь отговаривали все:

— По моей линии — педагоги. По линии мужа — люди военные. А дочери проявили характер и выбрали свои дороги. Младшая Даша стала модельером–конструктором. Настя поступила в Институт журналистики, сказала как отрезала, что кто–то должен прервать династию.

Получилось: династию учителей — да. Но не династию пограничников. ...

Прапорщик Анастасия Гудзик в пункте пропуска «Брест» проверяла мой паспорт. Форма, понятное дело, серьезности придает. Но улыбнулась Настя — и куда делась ее строгость! Вот как, оказывается, даже творческий человек может выполнять монотонную работу контролера.

Поделилась потом своим наблюдением с Геннадием Маратовичем, а его разговор — о моем совсем неверном представлении. Не о Насте (девушка она целеустремленная и серьезная, без сомнения), а о монотонности работы на границе.

Пограничное прошлое Геннадия Маратовича настолько богатое и на события, и на курьезы, что об однообразии речи даже не может быть. Сейчас старший прапорщик в отставке, а во время службы нелегалов и контрабанды повидал столько, что на две биографии хватит. После службы в Советской Армии, а проходил срочную он в Симферополе и Львовском погранотряде, вернулся в Брест. Отправили в школу прапорщиков на полгода, а после, в 1985 году, на границу контролером. Да не куда–нибудь — на вокзал, где отслужил он 13 лет. Железнодорожный пункт пропуска «Брест» в те годы напоминал муравейник.

Геннадий Маратович говорит, что в паспортах он увидел весь мир:

— Только представьте: 42 международных поезда в сутки! Помню, как впервые взял для проверки паспорт гражданина Америки. Руки дрожали. Не было никаких атласов паспортов, как сейчас, не было ультрафиолета. Только письменное описание документов разных государств. Глаза, чутье, лупа и иголка — вот наши инструменты. —

А иголка зачем?

— Брали лупу, смотрели, иголкой поднимали уголок фотографии, чтобы убедиться — заменили ее или нет. Выявил не одного нарушителя таким образом. После задержания двоих граждан Индии с полностью поддельными паспортами был удостоен медали «За отличие в охране границы».

— А что везли тогда многочисленные иностранцы и граждане СССР, уезжающие на постоянное место жительство в другие страны?

— Вывозили за границу все: от сигарет и спирта до денег и золота. Деньги прятали под коврики в вагоне, в вениках в тамбуре. Золото крепили пластилином к бачку в туалете, под составом. Как–то полмиллиона долларов нашли у граждан Вьетнама, они вывозили валюту в чемоданах. Однажды 400 блоков сигарет были спрятаны в обшивке вагона. Чтобы их достать, разбирали вагон. Потом уже, ближе к 1990–м, из Германии повезли в Союз газовые баллончики, газовое оружие...

Завершал службу Геннадий Маратович в автодорожном пункте пропуска «Брест». Там сейчас служит его Настя.

Интересуюсь у девушки, сложно ли творческому человеку (как правило, эмоциональному) владеть собой, видя часто нервных водителей, которым хочется побыстрее пройти оформление на границе?

— А я не отвечаю на замечания. Молчу. Понимаю, что у кого–то день не удался, настроение плохое. Не обижаюсь.

Настя — прапорщик, но в планах — офицерские погоны. А что же журналистика? Настя улыбается: творчество не забросила, в свободное от службы время пишет стихи и рассказы. Главные читатели — сестра и родители, которые, как выяснилось при общении, не просто стойкие продолжатели династий военных и педагогов. Елена Николаевна хорошо шьет, а Геннадий Маратович изготавливает миниатюрные модели военной техники и диорамы. Диорама на тему афганской войны, на которую ушло 8 месяцев, сейчас в музее боевой славы Брестской Краснознаменной группы.
"Павшие в июне сорок первого пограничники не могли знать, что командование вермахта отводило на взятие пограничных рубежей нашей Родины тридцать минут. Их защитники держались сутками, неделями... Из 485 западных застав, ни одна не отошла без приказа... Павшие в июне сорок первого пограничники не могли знать, что война продлится еще 1414 дней. Павшие в июне сорок первого пограничники не могли услышать залпов Победы. Родина салютовала тем, кто шел к великой победе... и тем кто сделал к ней первой шаг..."
Аватара пользователя
pogranec
Администратор
 
Сообщения: 3050
Изображений: 2036
Зарегистрирован: 04 ноя 2013, 10:38
место службы: Республика Беларусь
Дата призыва и окончания службы: 28 мая по н/с

Вернуться в ОПК "Брест-пассажирская станция",

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1