Наша группа на одноклассниках
Наша группа в ВКонтакте
Наша канал на YouTube

Моя служебная одиссея.

Моя служебная одиссея.

Сообщение Леонид Славин » 12 сен 2015, 12:42

Я тебе как-то рассказывал о тщедушной собачонке, которая в сопливом моём возрасте, радостно визжа,вцепилась в мою брючину, а я, мерзкий трусишка,бегал от неё, не зная,, как отделаться.И это был, наверное, единственный мой опыт тесного общения с собачьей особью.Давай начну с самого начала моей служебной одиссеи. Пятьдесят пацанов привозят от сборного пункта военкомата в воинскую часть в посёлок Песочный, и все мы из одного района Питера. Жаркое лето, огромный плац,забитый такими же, я бы сказал, анархистами, как и наша группа. Стоит невообразимый гул голосов, где-то он более усилен, но тут уж издалека виден стеклянный предмет, способствующий настрою.Все ждут, как нам объяснил "кусок",так мы тогда называли сверхсрочников,наших "покупателей" Наконец, они замелькали различными цветами погон, фуражек, офицеры всех родов войск.Авиаторы,пехотинцы, погранцы, пехота, вообщем, все представители наших славных вооружённых сил.Наш район оказался в списках МВД и в погранцах.Вот с этого момента у меня началась полоса невезения.Я остался в гордом одиночестве из всей своей группы.Спустя некоторое время, когда обитатели плаца постепенно становились командами и исчезали, нас, бедолаг,осталось в количестве семи человек.Сгрудились, пообщались, убрали печаль из глаз и узрели,что мы редчайший, собранный воедино интернационал, мы дети разных народов.Правда,русский на нашем празднике жизни получилось оказался случайно. Это потом, когда мы с Витькой Никитиным вспоминали Песочную,он признался, что не откликнулся офицеру- стройбатовцу.Среди нас один представлял Литву,другой татарин,-Башкирию,а вот, впервые увиденный наяву вепс,далее, представитель какого-то северного народа,вот и молдаванин,ну, конечно, таки я- еврей, как же без нас. "Ну, ребятки,-объяснил подошедший старшина,- придётся подождать до завтра, пошли в казарму" Мы уже было тронулись в путь, как нашу группу догнал офицер. Это был тот офицер-погранец, который и определил нашу дальнейшую судьбу.
И вот наш малый интернационал уже в "теплушке", крытых товарных вагонах, предназначенных для перевозки как людей, так и животных.Вместимость сего изобретения человечества 40 человек, или 8 лошадей. В вагоне двухярусные нары, и, мне кажется, нас больше сотни.В каждом вагоне надзирающий за порядком сержант.Никто всерьёз его не воспринимает. Неожиданно, впервые в своей короткой жизни, отлучённые от маминых юбок, пацанва пошла в разнос.Состав делает частые остановки,- это походы в окрестные торговые лавки за зельем,закуски у всех в изобилии: мамы постарались.Напились до того,что на каком-то полустанке выкинули сержанта из вагона.Прибежали на разбор офицеры, хотели увести в какой-то штрафной вагон заводил, но коллектив встал на защиту стеной.Куда нас везут, держится в большом секрете.Решил схитрить в вопросе направления состава у сержанта."Подскажи хотя бы, что там есть примечательного?" Усиленно напрягся с мыслями: "Цирк". Поезд мчался по Беларуси. Предположил,что сие зрелищное заведение находится в Минске. В Минске формируют команду, и опять числом в 50.Строем вышагиваем по улицам Минска. По-видимому- это окраины.,Ничего примечательного,кругом сплошь деревянные строения.Входим в воинскую часть, где мне предстоит пробыть очень непродолжительное время. Это батальон связи при Управлении Погранвойск Западного округа. Сразу построение и здесь мы замечаем коллектив черноголовых красавцев, пристроившихся к нам с правого фланга.Это группа кавказцев,сынов солнечной Грузии, прибывших ранее в один день с нами и опять с магической цифрой 50.Где она ещё меня подстережёт? Нас перемешивают,как колоду,и мы начинаем учебный процесс.Сейчас начну с одного из многих эпизодов в развитии дальнейших событий.
"Раз, два,раз, два,левой, левой,взять ногу.Ломидзе,взять ногу". Я вышагиваю сзади Ломидзе раз за разом наступая ему на ноги.Он же демонстративно идёт прогулочным шагом, словно по проспекту Руставели в Тбилиси, откуда он ,кстати,родом."Взвод, стой. Направо! Ломидзе, выйти из строя". Ломидзе что-то по своему, усмехаясь, не выходя из строя, говорит сержанту.Сержант нервничает, и делает упоминание, вспоминая его маму и умственные способности сына Грузии.Наконец-то Ломидзе выходит из строя. Раздаётся вполне профессиональный хук с левой, или с правой, сейчас уже не помню, и сержант падает ниц. Это замечают сержанты других подразделений, делющих с нами плац и бегут на помощь. Строй ломается. Горячие кавказцы встают плечом к своему земляку.
Сержанты ретируются. Подразделения в какой-то момент остаются без командиров. С непокорным Ломидзе ведёт воспитательную работу в своём кабинете командир батальона. Сержанты ждут его в коридоре после выволочки, у них очень в эти минуты чешутся руки.В это время мы в классе изучаем что-то вроде азбуки Морзе.Кстати, это были единственные два слова, которые я вынес из батальона связи.В коридоре начинается возня, шум, вскрики. Сержанты лупят горячего парня гор. Мы слышим громкую тираду по-грузински,вскакивают с мест братия. Офицер загораживает собой дверь,но не успевает произнести пугающую противника фразу:- "только через мой труп", как совершенно невредимым отбрасывается в сторону.Коридорные баталии стихли не сразу.Потом в эти разборки постепенно вовлеклись и оба землячества.Не совсем понятная непримиримость. Вот мы клан, мы общность, мы за любого обиженного глотку перегрызём. Мои, наши русские ребята довольно отходчивые: "Ладно,буде тебе, генацвале,я не хотел тебя обидеть". Нет, ему обязательно, мудаку,(вот сейчас он обязательно полез бы на меня с кулаками) надо разобраться.Было, что иногда доходило и до поножовщины.Обстановка накалялась. Офицеры были бессильны исправить не совсем здоровую обстановку. И это под носом Управления Погранвойск.
Мне кажется, мы не проучились и месяца, как пошёл слух о скором перемещении кавказцев из батальона связи.Так оно и есть.Батальон построен.Зачитываются светлые, приятные на слуху грузинские фамилии:Гогия, Чонишвили,тот же Ломидзе и т.д., и вот и последняя пятидесятая, Славин.Я в недоумении, у меня шок. Весь строй замер, все взоры устремлены в мою сторону. Каким это...я оказался в этом списке. Оказывается, заменил я горца, который в это время подрезанный лежал в лазарете.
Вот ты меня пойми,я восемнадцатилетний мальчишка, выросший в определённой среде, связанный с ней от рождения мыслями, поступками, в конце-концов бытом, традициями, и вдруг резкая смена ввода в чужую общность.Меня,помню,неизвестность предстоящего,мягко говоря,огорчила.Конечно, повлажнели глаза.Сейчас-то я уверен, что командиры были правы, включив мою особь в этот список,ведь евреи, таки, ассимилированы в любой национальной среде, где нас только нет, мы есть даже среди эфиопов, так что нам не привыкать. Но тогда, откровенно говоря, мне было не до шуток.Теперь я стал грузинским евреем. Нас погрузили в те
же "теплушки" и повезли не знамо куда.Но мои попутчики мне довольно быстро дали понять: до чего мы, грузины, прекрасный народ. С самого начала пути у них было удивительное состояние праздника, как-будто их везли на какое-то радостное, увеселительное мероприятие.Весь маршрут был заполнен песнями и плясками. Я угрюмо сидел в углу, мрачно оценивая свои дальнейшие перспективы.На этом празднике всеобщей радости я чувствовал себя лишним.Неожиданно в вагоне возникла тишина,все взгляды обратились в мою сторону.Несколько ребят подошли ко мне, и кто-то из них высказал:"Кацо, хватит переживать, всё будет нормально. Ты с нами, значит ты наш друг".Может быть дословно не совсем так,но участие и теплота слов не вызывала сомнений.Всё, что минуту назад меня тяготило, сразу потеряло смысл,от переживаний не осталось и следа.Так мы приближаемся к следующему этапу моей одиссеи, городу Волковыску.
Не удивительно,что от Минска и от Волковыска у меня в памяти остались одни названия этих городов.Увольнения в города были под запретом, поэтому экскурсионные беседы о красотах этих городов тех 50-х годов прошлого столетия говорить не приходится.Интересный цифровой порядок моей новой воинской части, состоящей из четырёх двоек,и первая пришедшая мысль: "А как бы и здесь не пролететь?".Нас распределяют по учебным заставам,в основном стрелковым,но есть также застава водителей, поваров и собачников Во всех заставах сержанты и офицеры спецы данных профессий, но пока у них одна общая задача- провести с нами трёхмесячный курс молодого бойца.Всё начинается со знакомства с командованием учебного отряда.Прошу любить и жаловать: командир в/ч 2222 полковник Сурков. За год службы во вверенной ему части я только дважды имел еврейское счастье выслушивать, лично предназначенные мне, его короткие монологи. Первый монолог произошёл тогда,когда мне пришло письмо от матери из дома о гибели моего родного дядьки, который заменил мне отца, погибшего в годы войны.На мою просьбу о поездке на похороны,я получил категорический отказ с мотивировкой:"Дядя не считается родственником".Второй монолог я получил от него по делу,уже по телефону. Помнишь,я тебе рассказывал о польском офицере, с которым я имел неосторожность встретиться, перейдя на другую сторону Буга.Конечно, я разгильдяй, и полковник был, конечно, вправе меня наказать, и тирада,произнесённая им в мой адрес,состояла,в основном,из крепких мужских выражений и угроз,но к счастью не имела в дальнейшем в моей судьбе никаких последствий.
Сейчас все новобранцы отряда выстроены на плацу и мы слушаем пламенную речь, дай Бог памяти,командира части.Она звучала примерно так:"Забудьте своих мамок, папок и их сюсюканье. Здесь армия и железная дисциплина.Вы воины,которые постоянно будут находиться в боевой обстановке.Усвойте,разгильдяйства и расхлябанности не потерплю" и т.д.грозные предостережения.Вообщем, я тогда понял,что прав никаких,лишь обязанности.Не буду тебя утомлять подробностями учебного процесса до присяги,ты по себе всё это прекрасно усвоил.Хотя я не представляю учебный процесс в современной нашей армии, где срочная один, или даже два года службы.Но вот, я принял присягу, и встал вопрос выбора.Я тебе не рассказал, что курс молодого бойца проходил на учебной заставе, где сержанты и офицеры были сплошь собачники? Удивительно, могу забыть, что происходило час назад,а их, моих наставников,помню.Сержанты: Толя Бойкин, мой земляк,души тёплой, открытый человек,Миша Плохих, который странно соответствовал своей фамилии.Есть категория фанфаронов,которые очень любят показать,кто в доме хозяин. Вот таков был Миша.А вот и мой непосредственный командир Сержант Суслов, всё в нём соответствовало качеству отличного командира и человека, пока не случилась с ним беда,о которой я не считаю себя вправе здесь рассказывать.И опять земляк, Женя Побережный, наш суровый старшина, при появлении которого был слышен только полёт мухи, и наша воинская братва, поджав хвосты, расползалась по стенам.
О капитане Зотове я могу говорить только в превосходной степени. Мой начальник учебной заставы- это солдатский отец и спец высшей пробы.Думаю, достаточно этих двух характеристик.Я ещё не курсант и нахожусь в состоянии выбора: обдумываю предложение капитана остаться для учёбы в школе с/с,или прямым ходом следовать стрелком на заставу.
Вхожу в кабинет, где происходит отбор и вижу за столом нашего патриарха,знаменитого Никиту Фёдоровича Карацупу.Кто его в наше время не знал, и не ведал о его богатом, полным подвигов послужном списке? Не было таких.Для нас же,погранцов,- это был кумир.Что-то он меня спросил в отношении знакомства с собачьим"сословием",на что я чистосердечно признался о своей полной несостоятельности.По вопросу о моём желании постичь профессию, ответил твёрдо:"Да" Этого было достаточно для того, чтобы я стал курсантом школы с/с.Какое-то время мы постигаем азы науки в классах, пока своих будущих безымянных питомцев мы не знаем, да и питомник пуст.Где-то, кто-то занимается разведением щенков.По разговорам один племенной питомник вроде под Брестом, другой в Гродно. Все клички брестских начинаются с буквы- А,гродненские- соответственно Б.Так впоследствии многие наши красавцы были Арсы, Амуры, Ары,Аксы (это уже мой)и т.д.Я попадаю в команду для поездки в какой-то город закупать собак от населения.По-видимому, это заранее согласованный вопрос.На парковой площадке в ожидании суетятся хозяева. Несчастные животные, наверно, предчувствуя скорое расставание со своими хозяевами,жалобно скулят. Для всех собак один критерий: возраст не более года.Вижу слёзы на лицах, особенно женщин. Многие деловито и достаточно спокойно расстаются со своими домочадцами.Веду к поезду красавца Принца,уже предчувствуя, что он будет моим.Чертовски красив, как-будто хороший художник приложил к нему свою кисть.Но самая интересная закупка- Ингул.Никогда не думал,что собаки страдают,как и люди, гигантизмом.Собака предстала передо мной в образе молодого телёнка. Такой экземпляр за всю свою жизнь не увидишь.Кроме своего могущества, Ингул к тому же был ярко выраженный холерик.История его расставания с хозяевами такова.Женится сын, и в дом приходит новый человек, который по причине только известной собаке,стал ненавистен псу. Женщина не чувствует себя в безопасности в этом доме и заявляет ультимативно- или ухожу я,или собака. Выбор пал на Ингула.Одна любовь победила другую. Хозяин сам сопровождает своего питомца до поезда.Ингулу выделяется отдельное купе,хозяин фиксирует поводок и со слезами выходит из вагона. Сержант Суслов,опекающий Ингула во время всего пути,корм подаёт с осторожностью, подвигая миску ногой.При этом Ингул кормильца не очень жалует, презрительно показывая оскал:"Мол, дал пожрать, и чтобы я тебя больше не видел".Какое-то время по приезде в отряд сержант продолжал шефство над этим хулиганом, пока он был не передан в руки нашего, не менее могучего курсанта,Василия Васильевича Василенко. Вася под два метра, подстать Ингулу.Добрейший в общении и хитрец по натуре. Давай о Васе позже расскажу.
Наконец у нас полный комплект собачьего коллектива, и сегодня мы построены для вручения этих даров природы.Щенки уже в вольерах и мы слышим их жалобное повизгивание.Я с надеждой мечтаю о красавце Принце, но мечты как всегда иллюзорны.Мне вручают тщедушного щенка Акса,который встретил меня весьма своеобразно: он просто, скажу по-русски,обоссался, поджал хвостик и забился в угол.Аксик, прости меня старика, что у меня иногда нервишки слабели, и я повышал свой тембр голосовой, а ты с тоской, укоризненно глядя мне в глаза,как-бы выговаривал:"Успокойся, у нас с тобой всё будет нормально".И как ты был прав. Я, вспоминая последний экзамен по следовой работе, когда от волнения сохло не только во рту, но и в мозгах,мы с тобой отработали след на славу. Полковник Карацупа,гарцуя по следу за мной и не дав нам пробежать и половину проложенного следа, вернул нас со словами: "Хорошо, сынок, возвращайся" Эти слова относились прежде всего тебе, а не мне.Представляешь, вот были у нас курсанты не чета мне, трудяги, с головой всё в порядке, к занятиям относились, как к главному делу своей жизни,но был ещё дружище пёс, который мало чем отличался от гомо сапиенс.Мы, и многие из нас бывают тупыми,а у них что, по другому? Правда к собаке этот критерий больше соотносится с её типом нервной деятельности. Сангвиник- уравновешенный тип, у него процессы торможения и возбуждения тожденственны. Мне повезло, мой был таков и у него была какая-то страсть к поиску, мочку воткнёт в землю и вперёд. Что человек чаще всего натирает? Правильно: пятку от обуви, а Акс, мочку носа. Несётся по следу, как угорелый. Капитан мне пенял: "Что, сдержать не можешь? Собака же устаёт не меньше тебя. Сдерживай".Я же боялся, что сдерживая, она собьётся со следа и продолжал гонки. Возвращусь к "тупости" собачьей.Есть такой слабый тип, как меланхолик. От этого типа ещё можно кой-чего добиться.Он уравновешенно спокойный. У него вялая подвижность и пассивно-оборонительная реакция,курсантам приходилось быть очень терпеливым,чтобы пёс усвоил то,что от него хотят.Навыки от дрессировки у меланхоликов почти всегда очень стойкие, но требуют некоторых усилий. Есть ещё один тип высшей нервной деятельности-флегматик. Собака очень слабого типа,и в вырабатывании условных рефлексов, и в вялой подвижности, и в пассивно оборонительной реакции,и они мало пригодны для дрессировки.Мне, кажется, я тебя уже утомил экскурсом в собачью теорию и ты,чувствую, позёвываешь.Возвращаюсь к толковым курсантам, у которых с собачкой ничего не получалось, ввиду её не "тупости", а вернее всего слабыми нервишками. Вот такая была у них судьба, носить сей крест почти до окончания школы.По окончании учёбы эти инструктора приходили на заставы без собачек, уже на готовенькое. Такой "безлошадный" сменил и меня. Вспоминаю отбраковку нашего собачьего коллектива, которую демонстрировал приехавший в отряд Никита Фёдорович Карацупа.Проходя вдоль строя, он останавливался, пристально оглядывал собачью особь, потом поднимал глаза на курсанта и спрашивал:"Кличка собаки?" Тот отвечал: "Арни".Рядом с Карацупой следующий за ним офицер записывал Арни к выбраковке.И всегда Никита Фёдорович попадал в точку,безошибочно.С солдатами он общался уж больно по-отечески, без каких-либо начальственных замашек. Всего за год учёбы в щколе он один раз пришёл в нашу учебную заставу для беседы.Помню, коснулся начала своей службы, его служебных ошибок, которые могли привести к плачевным последствиям.У нас, в так называемой ленинской комнате,был стенд, посвящённый целиком его подвигам,и кто-то из курсантов спросил о событии, указывая на снимок, или зарисовку, где он в одиночку задержал одиннадцать контрабандистов. И он рассказывал эту историю, о какой все узнали уже не понаслышку, а от прямого участника тех событий.Запомнился его рассказ о первом задержании им вместе с напарником нарушителя границы.Расскажу по памяти.Это был простой деревенский мужик, якобы заблудившийся.Не было в те времена розеток связи,да и участки были несравненно больше,чем сейчас.Старшой и говорит:"Никита, я зараз до заставы добегу за подмогой, а ты посматривай за этим".Перед тем они связали перебежчику руки, так что волнений никаких не было.И мужик стал рассказывать совсем тогда юному Никите о своём житье-бытье, о своей нищей многодетной семье, где только горе и страдания, о болезнях, о голоде, вообщем,пока я тебе это описываю,слезами умываюсь.Ну, и между строками этой байки попросился до кустиков. Ты не понял, что ли? Об...ся, значит. Никита, вспомнив- повидимому своё тяжелое детство,душевно откликнулся, пожалел мужика и развязал руки.И в благодарность получил в лоб. Хорошо, что эта история прошла без последствий, и мы ещё довольно длительное время могли восхищаться этим незаурядным человеком.
Тяжело ли было в учениях? Представь себе такую картину. Началось всё с приказа командира части о нахождении и прохождении по территории отряда.Движение обязательно строем,если в одиночку,то только строевым шагом, или бегом.Летом-
-утренний кросс до трёх километров. Зимой-подъём и сразу одевай лыжи. И это день ото дня.До сих пор почему-то у меня аллергия на лыжи, как подарили мне их много лет назад, так и стоят на лоджии новенькими.Видно в устрашение нам, салажатам,в первый наш день приезда в отряд,был продемонстрирован 10-ти километровый марш-бросок в полной выкладке.Мы впервые узрели,
как "стариков" на финише от усталости шатало, мокрые лица и от пота гимнастёрки,и я от этого вида сам себе ответил:"Всё, Лёнька,пропал!". Мало того,что эти пробежки проходили впоследствии довольно часто,но ставилось условие финиша, где от первого финишировавшего до последнего было расстояние не более пятидесяти метров, в противном случае на следующий день застава повторяет пробег. Сам понимаешь, что это было равносильно экзекуции, и все старались друг друга поддержать,кто-то надевал на себя скатку отстающего, кто-то автомат,а наш отец родной, капитан Зотов и наши сержанты, которые всегда бежали рядом с нами, те взваливали на себя вагон нашей амуниции.Утренние практические занятия начинались с приезда к заставе транспорта.Чёрт побери, наверно у наших собачек желание трудиться никогда не остывало, ты бы видел,как они визжат от нетерпения, когда открывается задний борт. Мы их еле сдерживали,и я не помню, чтобы в собачьем коллективе были какие-либо распри при посадке, да и в поле тоже.Там сразу звучала команда:"Кобели и суки занимаются отдельно".Но всё-таки был один товарищ, которого вся собачья братия уж больно ненавидела,-это был Ингул. Не забуду картину, когда случайно Петя Виноходов небрежно привязал своего красавца Принца, и тот, к нашему всеобщему ужасу,отвязался,и конечно его выбор пал на Ингула. Гигант Ингул был близко привязан к дереву и Принц, более маневренный, имел шанс отличиться и показать всей своей братии, на что он способен.Это было что-то ужасное.Собаки, когда они дерутся, мало чем отличаются от нас, людей, почему-то сразу возникает большое желание дать сразу в морду.И у них всё, как у людей, сначала стойка, а потом мордами друг в друга.Петя своего оттаскивает,Вася, хозяин Ингула в другую сторону своего, но уже поздно, так как у них получился клыковой замок в схватке, и, говоря человеческим языком, может они бы и рады разъединиться,но...В этой непростой ситуации не растерялся старшина Побережный Женя. Сломал дровину и жахнул между четырёх глаз.Жестоко, конечно, но поверь, другого выхода не было.Ранения потом усилиями ветеринаров зажили, к слову,как на собаках. Весь Вася, он же Василий Васильевич Василенко, когда получил в "подарок" Ингула, несколько дней мы его видели в печали.Ингул и Вася очень соответствовали друг другу. Два гиганта.Вася,который отмахал что-то за два метра,и, не нагибаясь, доставал до крупа Ингула, а Ингул- это был у нас, вообще, выставочный эспонат, которого чуть ли не каждый день приходили обозревать служащие части.Ему, ярко выраженному холерику, не очень нравилось повышенное внимание, и своим злобным рыком он давал им это понять.А каково было Васе? Ингул, привыкший к одному хозяину, и,видимо, скучающий и страдающий по нему, не сразу подпустил и принял Василия, да и в процессе общей дрессировки не давал повода ему для спокойствия.
Капитан всегда ему напоминал,чтобы он занимался отдельно от общей группы,иначе жди несчастья,да и его собратьям, при виде
этого бандита было не до занятий. "Ингул, сидеть!"-орёт Вася, и его эхо разносится по всей лесной поляне, что даже некоторые наши собаки присаживаются.Ингул стоит без движения и с презрением, оскалившись,смотрит на Васю. "Сидеть,ё...мать"- рычит уже Вася,и такое хамство не нравится Ингулу.Мы видим, как собака в гневе делает попытку приблизиться к своему мучителю, и он
судорожно дёргает за длинный поводок.Иглы парфорса впиваются в шею и пёс нехотя отходит.Возбудимость и неуравновешенность Ингула была мучительна для дрессуры,но Василий с честью и до окончания школы выдержал выпавшие на него испытания.Правда, на заставу отправка для него уже была без своего друга..Однажды на занятии "выборка человека по следу", мне выпала задача прокладки следа.Определён маршрут движения,предметы, которые я должен разбросать по следу, и финишная точка. Как говорится, дошёл до точки,а там уже веселятся друзья,им же, привезённым на машине, не пришлось попотеть как мне, отмеряя километры.
Обычно прокладывающие след находятся в неведении, для кого он предназначен, да, и это и мало кого интересует.Бывало и так, пробегаешь с собачкой километры, и случается сбой, чаще всего по вине нашего брата, служивого. И что остаётся? Правильно,возвращаться и получать нагоняй от наших командиров."Собаку винить-себе вредить"-говаривал мой капитан.Как-то из-за меня застава, где я уже служил после окончания школы с/с, получила неуд в результате инспекторской проверки.Ночью подняли по тревоге. Я, как Чапай впереди, как и положено,за мной тревожная группа во главе с капитаном.Аксик от влодавской дороги след взял и понёсся, уткнувшись мочкой в землю.Внутри я уже ликую,-Акс не подведёт.Но вот он подбегает к следовой, и с такой же прытью пытается продолжить движение по ней же,в сторону центральной смотровой вышки.Проверяющие, как потом выяснилось, откуда пошли, туда и пришли, сделав круг в несколько километров.Но, уже находясь в зоне видимости проверяющих, и, видя,что собака пытается бежать по следовой полосе, я стал её сдерживать. Не мог же я поверить, что офицеры погранвойск проложат след по нашей святыне, следовой полосе!Замечу для полной ясности, что была поздняя осень, и грунт следовой полосы превратился в камень. Говорили, что даже в отряде было сделано в карикатурном виде в стенгазете моё изображение.
Позор да и только.Ну, грешен, а кто у нас без греха? Когда из-за тебя наказывают коллектив,всё-таки ощущение очень скверное.
Возвращаемся к весёлым друзьям на конечной точке прорабатываемого следа.Где солдаты, там и подтрунивание друг над другом, байки, и, конечно, героика завоеваний женских сердец. "Ребята,-неожиданно вскричал кто-то,- никак Вася с Ингулом бежит".Мгновенно возникла невообразимая паника,все сразу старались занять самое безопасное место, конечно, в середину возникшей "кучи малы".Все мечтают прикрыть свою задницу, как в коллективе,где иногда возникает желание уйти от ответственности.Все знают, что Ингул "плевал" на правильный процесс выборки:хватал за одно место первого попавшегося,и понятно было,что с краю лежать наиболее уязвимо.Вася, несмотря на свои длинные ноги, катастрофически отставал от Ингула. Когда ингулов оскал стал виден во всей своей красе, братва стала наперебой орать:"Вася, сволочь,скорей!" Меня, кстати,отброшенного к краю, и, как я понимаю, главного виновника процесса,Ингул даже не удостоил взглядом, изрядно потрепав всех до появления Василия.
Выросший в городской послевоенной среде в Ленинграде,когда появление на улице собаки,и, вообще,какой -либо живности было предметом удивления и любопытства,я в школе с/с с некоторой опаской обходил некоторых четвероногих особей, которые, как мне казалось,с презрением провожали меня взглядом.Моё поведение не ускользнуло от ока нашего опытнейшего капитана, и в один прекрасный день, приказав мне надеть дрессировочный костюм (а день был достаточно жарким)выбрав двух наших самых свирепых псов, он погнал меня в поле,где эти черти задали мне такую трёпку, что только после этой экзекуции я получил иммунитет от трусости.Как-то, возомнив себя героем,я поспорил с ребятками, что мне слабо войти в вольер к Ингулу,взять маячившую у дальней стенки какую-то вещь, потом с ней же и выйти.Это был очень опрометчивый шаг- Ингул не жаловал посторонних,поэтому влиял фактор моего настроя.Собака очень хорошо чувствует поведение человека.Ингул дал мне войти, оскалившись, не сводя с меня глаз, у дальней стенки вольера.Я вдоль стенки скользил к конуре,он же, по противоположной, к дверям.Я взял вещь, но Ингул уже не отходил от дверей. Вызволил меня из плена только сам хозяин.Всё обошлось без осложнений,и больше старался я не проводить подобные опасные эксперименты.Хотя похожий повтор имел место,и был очень судьбоносным в моей жизненной судьбе.Но это уже не имело отношения к моей служебной одиссее.Как- нибудь расскажу тебе сей сюжет,где моя личная жизнь началась с аналогичного спора, о котором я тебе поведал выше.
Опытные собачники всегда очень довольны, когда видят, что от твоего труда в дрессуре есть какой-то результат. Но никто не застрахован от ошибок. Споткнулся я на аппортировке предмета.Вроде любимая для собаки игра, таскать в зубах предметы.Кидаю, бежит стремглав, подбегая обнюхивает, и ни с чем возвращается.Все уже перешли к другому этапу общей дрессировки, а я продолжаю мучится с апортом.Ну, ни в какую не хочет его брать!"Будешь заниматься в счёт личного времени,-приказал мой капитан,-даю тебе сутки, и завтра проверю".Вспомнил, что как-то, совершенно не задумавшись о последствиях,слегка ударил Акса по мордахе апортом.Вот, в итоге, и результат.Помог "вкусный" апорт,натёртый мясной требухой, выкляченный мной у повара.
Но зато в специальной дрессировке он был большим молодцом:предмет, положенный в кучу аналогичных,находил он шутя, а в следовой работе, вообще, был Бог.Пожалуй на этом можно и закончить волковыскую одиссею. Нашего начальника с/с отряда капитана
Барабанова переводили на работу в Брестский погранотряд."Поедешь со мной",-заявил он мне после окончания школы. Прощай Волковыск, Здравствуй Томашовка!
Аватара пользователя
Леонид Славин
 
Сообщения: 15
Зарегистрирован: 10 ноя 2013, 12:19
Откуда: Санкт-Петербург.
место службы: в/ч2187
Дата призыва и окончания службы: 1957-1960

Вернуться в Юмор и просто хорошие материалы...

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1