А полковника присвоить я вам не успел-мне дембель!

остальные рассказы...
Ответить
Аватара пользователя
Алехин
Сообщения: 42
Зарегистрирован: 04 ноя 2013, 15:39
место службы:

А полковника присвоить я вам не успел-мне дембель!

Сообщение Алехин »

Начало семидесятых. Золотое Брежневское время.
Аэропорт Кольцово. Славный город Свердловск.
Выпускник высшего военного командно-инженерного училища лейтенант-ракетчик ХХХХХХ стоял на остановке такси. Машин было много, но пассажиров не было, и потому опытные таксисты не спешили подьезжать - они ждали полного комплекта (четырех пассажиров).

Настроение у молодого лейтенанта было хуже некуда - все его товарищи попали по распределению в ХОРОШИЕ МЕСТА - или на Украину, или в Прибалтику, и только он один со всего курса непонятно за какие грехи был направлен в дремучие Демидовские края. Согласно разнарядке министра обороны СССР. А с ним не поспоришь!
- Товарищ лейтенант, разрешите обратиться! - Зычный голос вывел его из задумчивости. Лейтенант обернулся - рядом стоял сержант в парадной форме.
- Товарищ лейтенант, - сержант говорил виноватым голосом, - не одолжите ли мне три рубля на автобус до родной деревни? Пролетел на самолете, сэкономил три дня отпуска, но доплатил за билет, и теперь нет денег на автобус...

Лейтенант жестом загулявшего уральского купчины вручил отпускнику десять рублей - красный брежневский червонец (эквивалент - три бутылки водки и банка кильки на закуску).
- Вы мне адресок дайте! Я верну.
- Да ладно, чего уж там...
- Не люблю быть должен! - Сержант не отставал.
- Ладно, записывай! Город-герой Нижний Тагил, войсковая часть 34103, ракетная дивизия на Иве...
- Я вам после отпуска обязательно вышлю!
- Не надо! - Отрезал лейтенант.- Все равно жизнь пропащая...
- Почему? - Поинтересовался сержант.
- Да всех моих товарищей направили на Украину и в Прибалтику, а меня одного сюда сослали. В медвежий угол! Да еще на самую низшую офицерскую должность, так что ждать мне звание капитана годам к сорока, к пенсии, не раньше...
- Спасибо вам огромное, вы меня здорово выручили! - Сержант с чувством пожал лейтенанту руку. - Но вы не отчаивайтесь - может и вам повезет!

... Лейтенант прибыл в клуб дивизии в числе последних, чем сразу же обратил на себя внимание командования. Потом задал замполиту вопрос насчет питания и размещения молодых офицеров. И на разводе лейтенант почему-то пристроился к хозяйственной части, а не к штабу, политотделу или хотя бы службе ракетного вооружения.

Если служба не задалась с первого дня, то она и дальше так пойдет. В первый же день лейтенант был отправлен дежурным по кухне, в то время как все остальные молодые лейтенанты отправились в гарнизонный клуб на встречу с прибывшей туда звездой московской эстрады...
На другой день, едва успев смениться с кухни, он попал в автопарк.
И так всю неделю - с кухни в парк, из парка - на кухню.
Повара - все нерусские. То ли таджики, то ли узбеки. Они смотрели на него своими восточными черными глазами и ничего не понимали. И все делали по-своему. А на дежурного не обращали внимания. Они вместо привычного борща готовили свой лагман. Ругаться было бесполезно...

За месяц лейтенант устал так, как не уставал даже на первом курсе училища!
И каждый понедельник командир полка и замполит начинали "разбор полетов" с него, а уж потом принимались за алкоголиков и прогульщиков из числа прапорщиков и старых старших лейтенантов. Разнос он не воспринимал всерьез - он даже не слышал то, что о нем говорили: ему постоянно хотелось спать!

Прошел месяц. И вдруг дежурный по штабу дивизии старый заслуженный майор Ф. (его рота брала рейхстаг в Берлине в сорок пятом!) прибежал весь красный и потребовал от него немедленно прибыть в штаб дивизии!
- Кухню бы надо сдать! - Устало сказал лейтенант.
- Какая кухня?! Немедленно прибыть в штаб!
- А кому кухню сдать?
- Замполиту! Пусть поваром поработает! Он у вас на все руки мастер! - Рявкнул майор и потащил лейтенанта к генеральской "Волге".
Замполит Беляев за свои тридцать пять "мальчишеских лет" лет побывал везде - успел и столовой порулить, и офицерским, клубом , и даже ансамблем песни и пляски военного округа: его молодость пришлась на крутые брежневские реформы...

Замполит вытер лоб - интересно, что мог такого ужасного натворить вновь прибывший лейтенант, который за месяц ни разу не покинул расположение полка?!

Командир дивизии, молодой генерал-майор Иванов (будущий генерал армии, при прэзиденте Ельцине - первый главком военно-космических сил), встретил лейтенанта в своем кабинете. Вышел из-за стола, первым подал руку. Потом усадил на диван. Лейтенант был в рабочей сменной одежде - вся грязная, заляпанная и засаленная.

Разговор был долгим: кто такой, откуда родом, кто родители?
Как в школе учился? Как себя вел? Самогон не пробовал? А самосад? А родня есть? Потом перешли на учебу в училище, на родственников за границей (их не было), на связи с заграницей (не был даже в солнечной Грузии).
Потом начали разбирать методы работы с подчиненными (узбеками) на кухне и на пилораме (они понимали только кулак и мат), но не ругали и не хвалили, а как-то вскользь, из чего он понял одно - что-то случилось ...

А рядом стояли навытяжку бледный командир полка подполковник Савенок (будущий алкоголик, после 25 лет уволенный из армии на пенсию - за пьяные загулы), суровый начальник особого отдела дивизии (потом он уедет в Киев, переметнется к укропам - фашистам и бандеровцам, там станет паркетным генералом) и напряженный начальник отдела кадров Осьминин (перед пенсией он наградил себя боевым орденом Красная звезда, но не пришел получать - устыдился других боевых офицеров, которым там же торжественно вручили лишь ценные подарки и всего одну медаль). Все были явно не в себе. По их лицам можно было сразу понять - случилось что-то страшное!

После двухчасового допроса генерал встал и громко сказал:
- Товарищ лейтенант, приказом министра обороны вам присвоено внеочередное воинское звание КАПИТАН!
- За что?! - Невольно вырвалось у лейтенанта.
- За успешное выполнение особо важного задания командования...
- Но я ничего такого не сделал!
- Разберемся! - Рявкнул начальник особого отдела...

Назад в родной полк капитан уже не вернулся - прямо из штаба дивизии генеральская "Волга" отвезла его в другой полк. Заодно ему было приказано никуда из полка не отлучаться и ни с кем не вести разговоры...

Прошло полгода - служба на новом месте была все такой же загруженной. Наряды по столовой, по автопарку, дежурство в клубе, на скотном дворе и работа на лесопилке. До боевой ракетной зоны инженер-капитан, специалист по системам управления межконтинентальных баллистических ракет, так и не добрался. И потому лишь понаслышке знал, что там есть три "королевские ракеты с термоядерными боеголовками", от одного вида которых пришел в ужас сам генерал Де Голль (и тут же вывел Францию из военной организации НАТО).

Со временем служба в тылу у инженер-капитана наладилась - теперь солдаты из числа узбеков и таджиков почему-то с полуслова понимали все его команды. Наверное, их уважение вызывали многочисленные звездочки на погонах молодого командира...

Вскоре опять повторилась та же история - генеральская "Волга", растерянный командир полка, озадаченный замполит (старый прикинулся больным и уехал в родной Харьков), красный как рак дежурный по штабу и не менее красный дежурный по дивизии - полный кабинет у генерала.
Опять долгие и нудные расспросы.
Только теперь их задавал вместе с генералом еще и прокурор Оренбургского военного гарнизона...
- Товарищ капитан! - Генерал говорил ровным голосом. - Приказом министра обороны вам присвоено очередное воинское звание МАЙОР.
- За что? - Только и смог вымолвить бывший капитан.
- За успешное выполнение особого правительственного задания!

- Слушай, - прокурор гарнизона Хабибуллин сощурил свои татарские глазки, - ты нас за идиотов не принимай! Расскажи, за что тебе звания министр сыпет, как из ведра?
- Да я и сам не знаю! - Лейтенант-капитан и вправду не знал.
- Ты дурачка-то из себя не строй! - Начальника политического отдела полковника Козловского (будущий генерал) наконец-то прорвало, и он дал волю долго сдерживаемым чувствам. - Нам тут разные попадались. И внук первого секретаря Никиты Соломоновича Хрущева тут был, и сын маршала Гречко, и внук главкома ракетных войск маршала Крылова, так что мы вороны пуганые! И нас не проведешь!
- Нам просто интересно, - поддержал его полковник Березовский, главный по кадрам в ракетной армии, - то тебе капитана через месяц после выпуска присвоили. Повторяю: сразу после отпуска присвоили, хотя другим на это надо пять лет, теперь вот майора через шесть месяцев. Гагарин за 107 минут полета в космосе стал майором. Смертельно опасного полета! А ты просто так. Интересно - за какие-такие грехи или особые заслуги?! И родни у тебя звездной нету, и тещи высокой кремлевской нету, и звезды и министры за тебя не хлопочут...
- Я и сам не знаю почему! - Он и вправду не знал, что сказать. И принял скорбный вид, как и советовали старые капитаны: мол, какой с дурака спрос?

- А перед этим ты был в командировке целый месяц. - Начальник особого отдела Первушин заглянул в разложенные на столе бумаги. - И опять приехал загорелый, и опять досрочно звание присвоили. Интересные дела получаются!
- Как на месяц отлучаешься - так сразу тебе звание. Приехал, уехал - вернулся загорелый! Помолодевший. Окрепший. Как будто на курорте был. И сразу - звание. Хорошо хоть не Золотую Звезду! - Прокурор гарнизона подвел итог. - Подозрительно это! Надо бы разобраться...

- Так я после училища в родной деревне загорал, - лейтенант понял, что оправдаться все равно не удастся, - могу на карте показать. Это недалеко от Вешенской, где писатель Михаил Александрович Шолохов живет.
- Хорошо хоть не сказочник! - Буркнул прокурор. - У нас тоже писатели есть. Только они СКАЗЫ пишут, а не сказки! А то у вас там край богатый, видать, на таких вот умельцев на все руки. И стрелять умеют, и машину водить, и бегать.
- А потом, - полковник Березовский продолжил мысль прокурора, - советский народ с изумлением узнает, что в африканской республике Бжирафа произошел государственный переворот, и власть перешла к молодым офицерам, которые заявили о социалистической ориентации. А в соседней стране Бурка-Фаза вообще социализм решили строить. Сами-то они не догадались бы никогда, потому как недавно с пальмы спустились.
- Вы ошиблись, - лейтенант подал голос, - в республике Биафра. Это нефтеносная провинция страны Нигерии. Там нефть марки БРЕНТ - очень высокого качества, не тягучая, а жидкая, с очень низким содержанием серы. В отличие от мексиканской марки ВАЙТ ЛАЙФ. Она идет на изготовление высококачественных масел, смазок и авиационного горючего. А вторая республика не Бурка-Фаза, а Буркина-Фаса, это бывшая Верхняя Вольта. Там капитан Томас Санкара с группой молодых офицеров произвел государственный переворот. И первым делом поменял название страны. Буркина-Фаса - это СТРАНА СЧАСТЛИВЫХ ЛЮДЕЙ.

-А ты откуда знаешь? - Подозрительно покосился начальник особого отдела.
-Так про это писали ИЗВЕСТИЯ и журнал МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ. И по телевизору говорили...
-Нам некогда смотреть телевизор! - Буркнул полковник Березовский.
-Работы много у нас, не тор что на кухне! - Добавил подполковник Волосащ, но под суровым взглядом полковника Березовского прикусил язык.

- А в командировку отсюда меня товарищ генерал Л., бывший командир дивизии, отправлял. Только он просил не распространяться особо! - Лейтенант пошарил по карманам грязной рабочей одежды и развел руками. - У меня и предписание сохранилось, но оно в общежитии.
- Ну, генерал на пенсии. На Украине. Далековато. Да и какой с него спрос сейчас. Мы сами виноваты! - Сказал новый командир дивизии, но все почему-то потупили взор.

- Мы на югах были. Лагеря там строили...

- На югах, говоришь? - Сразу же оживился прокурор Хабибуллин. - Ну-ну! И в какой стране?
- В нашей! - Он не мог понять, чего от него хотят!
- В нашей - это в какой именно? А то ведь может получиться, что они у нас с тобой разные...
- В Российской советской федеративной социалистической республике! Мы всей ротой на Холодной речке дачу строили...

- Аж целая рота! Отдельная особая? Ну-ну, нехило. Лейтенанту - и сразу особую роту доверили! Ну прям как тот легендарный лейтенант с острова Даманский. Бабанин, кажется. Ему тоже товарищ Андропов доверил роту. Особую отборную. Из капитанов и майоров. Потом ее командой АЛЬФОЙ назвали. Не слышал? Странно. Теперь это называется строительством дач! - Начальник особого отдела понимающе переглянулся с прокурором. - То-то ты такой загорелый и стройный!
- Я ж в лесу вырос, с детства с деревом на ты, а здесь на пилораме работал первое время, потому меня туда и послали...
- Ну, мы знаем, что на березе желуди искать не будешь! Ну, раз не хочешь говорить прямо,и не надо. Понимаем - государственная тайна!
- Просто нам интересно - за что так быстро майорами становятся! Повторяю, старший лейтенант Юрий Гагарин за майорскими погонами в космос летал! Просто так у нас звездочки не дают. Да еще приказом министра...
- Да я и сам не знаю! - Лейтенант-капитан развел руками.

- Ладно, майор, - генерал прервал попытки оправдаться, - иди в гостиницу и никому не говори про свое новое звание! Завтра погоны майорские пришьешь и завтра же поездом отправишься в Новосибирскую дивизию начальником особой инструкторской группы - с наших глаз подальше! Замполит тебя на вокзал лично отведет.
- Чувствуем, что ты не тот, за кого себя выдаешь. - Полковник Козловский сощурился и блеснул лысиной. - Нас не проведешь! Засланый ты казачек, засланый! А нам, сам понимаешь, такие люди не нужны в дивизии. Так что подальше тебя перебросим.
- Кто его знает, что ты там министру настрочишь...
- Или даже самому товарищу Андропову! - Добавил прокурор Хабибуллин и весело взглянул на особиста Первушина, тот сразу стал ниже ростом.

- Так я ж министра-то ни разу и не видел!
- Видел - не видел, а просто так за полгода два звания не присваивают. В каждом поступке, даже самом идиотском, должна быть логика. - Генерал, похоже, решил подвести итог.- А здесь ею и не пахнет. Значит, одно из двух - или министр ошибся, или ты что-то скрываешь. Но министр два раза не может ошибиться...

- И ты постоянно из общей серой массы выделяешься. - Прокурор гарнизона опять влез. - И узбеки в столовой тебя очень слушаются, и хохлы на пилораме уважают. А раньше на эту банду никакой управы не было! Они уважают только силу. И крутых ребят. Так что они первыми тебя раскусили. И нас уже оттуда проинформировали. Ты даже не догадываешься, как хорошо у нас поставлена работа с солдатской массой!
- Мы все знаем, и всех. - Дополнил начальник особого отдела. - Например, знаем, кто что и кому сказал. Три прапора только деньги на водку собирают, а мы уже знаем куда они пойдут за водкой - в Бобровку или на Басьянов Кордон. А ты парень загадочный! И по стрельбе у тебя самый лучший результат в дивизии, и по рукопашному бою первый разряд, и машину ты слишком хорошо водишь. Не многовато ли для простого начальника пилорамы? Сильно умный ты, однако, для простого советского офицера...
- Так я с детства спортом увлекался!
- Ну да, "я менял имена, я менял города, пропылился я пылью заморских дорог"! Вообщем, лейтенант или кто ты там на самом деле, собирай вещички - и завтра утром бегом к новому месту службы! - Генерал пожал руку...

... Вечером майор получил письмо из Москвы.

" Дорогой товарищ лейтенант!
Вы меня тогда своим червонцем очень здорово выручили. Я вовремя успел - сестра замуж выходила, как раз к ЗАГСУ с цветами поспел на такси! Первый их поздравил - вся родня чуть упала от такого. Год теперь вся моя родня и вся деревня вспоминать будут эффект. У меня тоже все нормально. Заканчиваю службу и собираюсь домой. Извините,товарищ лейтенант, что не успел я вам присвоить звание ПОЛКОВНИКА - дембель мой настал!
С уважением к вам
ПИСАРЬ МИНИСТРА ОБОРОНЫ СССР
сержант Гутников Виктор Тимофеевич.
Город Москва, К-6, войсковая часть 40314".

ПОСТСКРИПТУМ.
Для тех полковников из ХОХЛОВ, которые не верят в эту имевшую место в жизни историю! ПРОДОЛЖЕНИЕ. Кто-то из штабных или кадровиков не выдержал и все-таки позвонил в приемную министра обороны. А там дежурный лейтенант или капитан, даже не дослушав звонившего до конца, грубо оборвал его:
"Запомни, служивый: Министр обороны СССР никогда не ошибается!
А еще раз позвонишь - сам станешь из полковников лейтенантом!"
Служить в органах могут или святые, или подлецы.
Ф. Дзержинский
Ответить

Вернуться в «Если надо-порвем НАТО»